Консультация психолога онлайн по Скайпу (Skype)

Прав ли врач или как не играть в игры?

Прав ли врач или как не играть в игры?

Мой хороший знакомый более 4-х лет страдает ВСД и паническими атаками на фоне которых развились ряд фобий. Самое страшное уже позади, приступы ПА прекратились.В данный момент борется с фобиями.Он боится проезжей части, дороги. Страх пройтись возле проезжей части пока преодолеть не может. Психолог, который в данный момент с ним работает, пытается насильно вызвать ПА кидая его в ситуацию, которая у него вызывает просто ужас. Но по своему опыту я знаю, если приступ ПА все же случится в данной ситуации, то его может откинуть назад в уже проделанной работе и лечении, которое так тяжело далось. Если он опять испугается, то возможно даже и перестанет выходить на улицу.Вопрос заключается в следующем: Права ли врач в данной ситуации? И возможно ли преодолеть данную проблему более гуманным способом?

 

Ольга Кривова

Я долго думала, можно ли в принципе ответить на ваш вопрос о другом человеке и тем более дать заключение о «правильности» или «неправильности» лечения вашего знакомого (врачом или психологом – не понятно?). Думаю, что дело вообще не в этом. И я могу лишь предположить, исходя из текста письма, что вам, скорее всего, важно, получив стороннее заключение, продемонстрировать свою компетентность, значимость и умение правильно разбираться в таких сложнейших вопросах, несколько при этом «сгустив краски». Это с одной стороны, а с другой – кого-то таким образом обесценить: врача, психолога, близких людей вашего знакомого, да и его самого. Так как «по рисунку» вашего письма получается, что он сам и его окружение настолько «беспомощны» и некомпетентны, что не в состоянии самостоятельно задать вопрос напрямую, уточнив правильность лечения и уж тем более справиться с проблемой, поменяв врача или метод. А фраза: «Психолог…, пытается насильно вызвать ПА кидая его в ситуацию, которая у него вызывает просто ужас», является точной иллюстрацией моей гипотезы.
Безусловно, что не все так однозначно, как и во всех психологических играх. А это психологическая игра. И происходит она бессознательно, но легко распознается по очевидным ролям исполнителей: Спаситель-Жертва-Преследователь. Вы находитесь в Спасительской роли (не путать с профессией Спасатель). И искренне обеспокоены положением дел Жертвы, обесценивая его способность самостоятельно о себе позаботиться и решить насущные проблемы со здоровьем. Ваш знакомый - Жертва, которому в соответствии с игрой, «положено» обесценивать себя и свою способность справляться со своей жизнью. Врач или психолог, а возможно родные и близкие Жертвы или же все вместе, играют роль Преследователя.  Кто-то из них  может является мало на что способной Жертвой. Но роли не статичны, они переключаются в соответствии со сценарием каждого игрока. Так из Жертвы очень «удобно» переключаться в Преследователя: «Никто не может мне помочь и ты такая же, как и все…». И Спаситель неминуемо скатывается в Жертву, теряя  былую значимость своего положения.
Драма игрового треугольника в каждой отдельно взятой человеческой истории будет разворачиваться по-своему, но результат игры на выходе всегда примерно одинаковый. Причем чувства и ситуации будут повторяться «снова и снова» в разных обстоятельствах и с разными людьми, но опять же с одинаковым результатом: «почему это всегда случается со мной?...» или «я так и знал(а), что все люди неблагодарные и помогать им нельзя…», «все женщины одинаковые…» или «всем мужчинам только одно и надо…» и т.д. Но даже, несмотря на очевидность и повторяемость сюжета, который обычно связан с конфликтами, потерей отношений, работы, заболеваниями и другими эмоциональными и физическими повреждениями, люди не осознают, что сами начали игру и продолжают находить новых участников и моделировать новые игровые ситуации.
Откуда берутся игры и почему люди продолжают в них играть блестяще описано Э.Берном, основоположником Транзактного анализа. Это метод психотерапии, в котором психологические игры тесно связаны со сценарием человека и позволяют, в процессе терапевтической работы, не только увидеть игру и осознать свой сценарий, но и поменять его, переписав основные деструктивные решения. К написанию сценария мы приступаем в самом раннем детстве, завершая основной сюжет примерно к 7 годам. А берет он начало с решений маленького ребенка, которые он принимает неосознанно на основании чувств и зачастую фантазий, так как на тот момент у автора еще нет взрослого мышления. Ребенок «решает» выбрать определенное поведение и такую жизненную позицию, чтобы оправдывать ожидания родителей и справиться с той ситуацией, в которой он находится. Ребенок адаптируется к своему окружению. И ситуация детства для каждого из нас являлась проблемной в той или иной степени: мы маленькие, а все вокруг нас БОЛЬШИЕ.  И основная проблема маленького ребенка – это внутренний конфликт между его желаниями и запретами, которые ставит перед ним семья. Следуя запретам и разрешениям взрослых, ребенок учится выживать, учится приспосабливаться и самовыражаться. И когда запретов в семье было больше, чем разрешений, а поддержки и принятия уникальности ребенка мало, то он бессознательно выучивается психологическим играм, которые помогают ему удовлетворить свои потребности, понравиться родителям и остаться с ними в отношениях, а в дальнейшем прожить жизнь в рамках выбранных сценарных решений.
И, с одной стороны, привычный сценарий жизни защищает человека от неожиданностей и дает некую предсказуемость, а, с другой стороны, ограничивает развитие, заставляя двигаться в очень узких рамках. Это как некий жесткий план, в котором записаны правила на все случаи жизни: как понравиться людям, как выстраивать отношения, быть ли успешным или нет, здоровым или больным, любимым или несчастным в любви, быть ли признанным…. Но проблема сценарных решений как раз и заключаются в том, что мы уже выросли, а решение принимал когда-то ребенок. И то, что помогало выжить в детстве, входит в противоречие с текущей реальностью, в которой мы можем удовлетворять свои потребности и находиться в отношениях с другими людьми, используя взрослые возможности возраста.

2 ответов

  1. Maria

    Ольга, подскажите пожалуйста, я сама могу осознать, что играю роль жертвы, подаренной мне от бабушки и прабабушки и можно ли самой отказаться от этой роли и перестать все жизнь страдать и мучиться от своей уязвимости и тонкой кожи?

    • Ольга Кривова

      Вы уже осознали свою роль, точнее не свою, а роль, которая передавалась у вас из поколения в поколение, как семейный сценарий: “Вот какой должна быть женщина”. Отказаться от роли Жертвы можно и нужно, но с помощью психотерапевта. Так как за Вами буквально “стоят” женщины Вашего рода, а Вам надо будет “ослушаться” их, стать счастливой и независимой от мнения других людей женщиной. Жить своей жизнью. Вы можете записаться ко мне на очную консультацию, если Вы живете в Москве или мы можем работать в режиме скайп консультирования.

Оставить комментарий